Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
все журналы по темам оглавление  № 16   1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26

СУДЕБНАЯ И СЛЕДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА


ПРАВА ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ТЮРЬМАХ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ


Ушаков С.Н.,
преподаватель ВЮИ МЮ РФ


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Основания реабилитации в уголовном процессе

Стабильность карательной политики государства - залог успеха в борьбе с преступностью

Уголовный (криминальный) процесс в США - краткая характеристика

Нормы международного права о положении потерпевшего в уголовном процессе

Предчувствие ошибки (права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля)


История системы исполнения наказаний России тесно связана со становлением понятий и видов уголовного наказания вообще и тюремного заключения в частности. С середины XVII века в России начинают выделяться специальные органы, занимавшиеся исполнением наказаний, связанных с лишением свободы. В процессе развития системы наказаний на законодательном уровне закрепляется и уточняется правовое положение заключенных. На последующее определение правового статуса правонарушителей заметное влияние оказала пенитенциарная политика европейских стран.

В конце XVIII - начале XIX в.в. в Европе зародилось гуманистическое движение, которое основывается на уважении личности преступника и осуждение жестоких наказаний, чему послужили ряд объективных и субъективных причин. Данные гуманистические идеи отразились на взглядах и деятельности российских чиновников. Министерство юстиции продолжало разрабатывать отдельные законопроекты с целью введения в законодательство улучшений, вызванных требованиями жизни. Особое внимание заслуживают законопроекты, направленные на защиту прав человека, подтверждающие историческое движение России по пути демократизации. (Министерство юстиции России за 200 лет (1802 - 2002 гг.) Историко-правовой очерк. М. 2002.С.90.)

На основе анализа архивных материалов хотелось бы проанализировать закрепление и реализацию прав заключенных в дореволюционной России.

Право заниматься самообразованием. Следует отметить, что отечественное законодательство никогда не ограничивалось только просвещением лиц, заключенных под стражу, обучением их грамоте и основам наук. Образование рассматривалось как часть нравственного воспитания.

В дореволюционной России преобладало духовно-нравственное и религиозное воздействие на заключенных. Молитвы, богослужения и соблюдение других церковных обрядов являлись обязательными для арестантов всех категорий. «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею» изд. 1890 г («Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею». Изд. 1890 г. по Продолжениям 1914 г. (далее - Устав о содержащихся под стражей).), разрешал подследственным арестантам чтение газет и журналов при условии, что они должны были иметь образовательное и воспитательное значение и не затрагивать вопросы текущей общественной жизни.

Для чтения арестантам выдавались книги, соответствующие уровню их развития, один раз в неделю, единовременно в количестве не более трех книг на человека, не считая Евангелия, библии и молитвенника. Независимо от этого, арестантам с особого разрешения начальника места заключения выдавались в необходимом количестве словари, географические карты и другие пособия для занятий. Периодические издания выдавались для чтения арестантам не ранее года после их выхода в свет.

Право трудиться. Вопрос о привлечении лиц, содержащихся под стражей, к труду неоднократно поднимался на международных конгрессах начиная с конца ХIХ века в связи с попытками отдельных представителей пенитенциарной науки и практики убедить общественность в том, что праздный образ жизни в местах лишения свободы наносит большой вред психике и нравственности заключенных кроме того, государство несет убытки от их содержания. (См.: Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. С. 545; Люблинский П. И. Международные съезды по вопросам уголовного права. Петроград, 1915. С. 69-342.)

По дореволюционному российскому законодательству лица, содержащиеся под стражей, во время следствия и суда, вплоть до обращения приговоров к исполнению, не подлежали обязательному занятию работой, однако по желанию они могли принимать участие в работах при местах заключения, за что получали денежное вознаграждение. В виде исключения из общего правила, законом от 6 января 1886 г. была установлена обязательная работа в тюрьме для обвиняемых в преступлениях против собственности, если они ранее осуждались за преступления имущественного характера (Закон Российской Империи от 6 января 1886 г. № 3447 «О занятии арестантов работами и распре-делении получаемых от сего доходов» (Собрание узаконений и распоряжений Правительства. 1886. № 24). ), а в октябре 1915 г. было утверждено положение Совета Министров о привлечении к обязательным работам подследственных арестантов-рецидивистов. («О привлечении к обязательным работам подследственных арестантов-рецидивистов». Циркуляр Главного Тюремного Управления от 15 декабря 1915 г. за № 55 // Тюремный вестник. 1915. № 12. С. 2093.)

Право на медицинское обеспечение. Устав о содержащихся под стражей предусматривал лечение больных арестантов за счет казны. До революции при каждой тюрьме имелся врач. Он осматривал арестантов при приеме в тюрьму, оказывал помощь при болезни, определял возможность содержания арестанта в одиночной камере, освобождения от прогулки, следил за состоянием здоровья лиц, водворенных в карцер, за санитарным состоянием тюрем и т.д. В обязанности врача входило не реже одного раза в три месяца производить наружный телесный осмотр всех заключенных для удостоверения в том, не страдают ли они какими-либо серьезными болезнями, как, например: туберкулезом, цингой и т.п. При крупных тюрьмах существовали тюремные больницы для арестантов.

Кроме того, допускалось приглашение к больным арестантам за их счет врачей-специалистов, не состоявших при местах заключения, и перевод больных в случае нужды в местные городские, земские и иные больницы. Для этого требовалось заключение тюремного врача, разрешение губернской тюремной инспекции, а в отношении подследственных и подсудимых - согласие прокурорского надзора.

Право отправлять религиозные обряды. Подозреваемые и обвиняемые, содержавшиеся под стражей в тюрьмах царской России, могли отправлять религиозные обряды в присутствии священнослужителя, закрепленного за каждой тюрьмой. По «Инструкции смотрителю губернского тюремного замка» 1831 г. тюремный священник мог беспрепятственно посещать камеры. Распорядком дня предусматривалась утренняя и вечерняя молитва. По окончании молитвы православных арестантов могли совершать молитву иноверцы по своим обрядам. При тюрьмах имелись небольшие церкви, куда выводились некоторые арестанты. По воскресениям и в праздничные дни, а также накануне их проводились богослужения. Во время постов арестантам полагалось говеть. Для чтения арестантам выдавались книги духовного содержания.

Право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. (ст. 496 в ред. 1892 г.) требовал, чтобы обвиняемому, взятому под стражу, в случае заявления им желания подать жалобу предоставлялись все необходимые к тому способы (Свод законов Российской Империи. Спб. 1914. т. ХVI. ч. 1. ). Содержащиеся под стражей имели право писать и отправлять жалобы, как и иные бумаги, касающиеся только их лично, и не иначе, как через лиц местного прокурорского надзора, и после их просмотра (Устав о содержащихся под стражей).

Данные права - это некоторые права гражданского свойства, но заключенные дореволюционной России были наделены и правами в рамках своего режима содержания. К таким правам можно отнести:

  • право иметь при себе личные вещи и другое имущество;
  • право на переписку;
  • право на свидание с родственниками и иными лицами;
  • право на получение передач (посылок) и денежных переводов;
  • право на материально-бытовое обеспечение;
  • право на получение бесплатного питания;
  • право на приобретение (покупку) продуктов питания, предметов и вещей;
  • право на прогулку и т. д.

Все это говорит о том, что Россия в XIX веке также не избежала процесса демократизации общества, как и Россия наших дней.

Демократизация нашего общества отразилась на уголовно-исполнительной системе России. Уголовно-исполнительная политика государства выдвигает новые требования, к работе учреждений исполняющих наказание, а, следовательно, и поиска путей совершенствования организационно-правовой деятельности системы исполнения наказания. Без изучения исторического опыта невозможно продвижение вперед. Он не только гарант исключения ошибок прошлого, но и важная часть теоретической науки. Разработка новых теоретических концепций невозможна без знания исторического прошлого системы исполнения наказания. Далеко не все, что было в истории России, достойно подражания. Тем не менее, в пенитенциарном прошлом России имеется немало того, что вполне может быть востребовано в наши дни.





в начало

при использовании информации - ссылка на сайт www.samoupravlenie.ru - обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100 Рейтинг@Mail.ru