Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
все журналы по темам оглавление  № 17   1  2   3  4   5   6   7   8  9  10 11  12  13  14  15 16  17  18 19  20 21 22 24


ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БАЛАНСА ЧАСТНОГО И ПУБЛИЧНОГО ИНТЕРЕСОВ В ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О АДМИНИСТРАТИВНЫХ НАРУШЕНИЯХ


Даньков А.А., мировой судья
Щелковского судебного района
Московской области,

Василенко Н.Н., доцент кафедры
уголовно-правовых дисциплин
Московского экономико-правового института,
кандидат юридических наук


Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Баланс частного и публичного интересов и его значение в правоприменительной деятельности

К вопросу о заработной плате судей в РФ


На страницах журнала уже освещалась тема обеспечения баланса частных и публичных интересов в правоприменительной деятельности судов. В рамках одной публикации невозможно охватить весь круг проблем, с которыми сталкиваются суды при разрешении административных дел.

Практика Европейского суда по правам человека оказала национальной судебной системе значительную поддержку в деятельности по обеспечению справедливого баланса интересов во взаимоотношениях человека с государством, в связи с этим судебная практика Российской Федерации подвергается существенной корректировке под влиянием международно-правовых норм. Выработанные Европейским судом правовые позиции и подходы воспринимаются всеми судебными инстанциями Российской Федерации в качестве важнейших принципов, обеспечивающих баланс интересов и справедливость судебного разбирательства.

В данной статье мы рассмотрим проблемы судебной деятельности, связанные с рассмотрением дел об административных правонарушениях, и возможности их практического разрешения с учетом правовых позиций и подходов, выработанных Европейским судом и нашедших свое развитие в решениях высших судебных инстанций РФ.

В последние годы наблюдается тенденция к ужесточению законодателем ответственности за совершение правонарушений в состоянии опьянения, объектом которых является безопасность дорожного движения. В подавляющем большинстве случаев предметом судебного разбирательства являются дела об административных правонарушениях, предусматривающих ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения. В связи с этим, мы обратимся к практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 ч.1 (управление транспортным средством в состоянии опьянения) Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Актуальность данной темы, заключается в том, что в системе нормативных актов РФ, определяющих порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лиц, управляющих транспортными средствами, наблюдаются неопределенность, несогласованность и противоречивость, которые при их применении влекут необоснованное и несоразмерное ограничение прав человека. Фактически речь идет о соответствии процедуры метрологического контроля трезвости водителей критериям допустимости вмешательства государства в осуществление прав частных лиц и требованиям соблюдения баланса частных и публичных интересов.

Проблема обеспечения безопасности дорожного движения давно уже приобрела международный масштаб и потребовала от государств принятия единообразных правил дорожного движения. Именно поэтому Конвенция о дорожном движении (Вена, 8 ноября 1968 года) потребовала от государств-участников обязанность предусмотреть в национальном законодательстве специальные положения, касающиеся вождения под воздействием алкоголя, допустимый законом уровень содержания алкоголя в крови, а в соответствующих случаях - в выдыхаемом воздухе, превышение которого является несовместимым с управлением транспортным средством. В соответствии с п.6 ст. 8 Конвенции, во всех случаях максимальный уровень содержания алкоголя в крови, в соответствии с национальным законодательством, не должен превышать 0,80 г чистого алкоголя на литр крови или 0,40 мг на литр выдыхаемого воздуха. Из содержания данных положений Конвенции можно сделать однозначный вывод, что законодательством государства должен быть установлен минимальный порог содержания алкоголя в крови и в выдыхаемом воздухе, при превышении которого управление транспортным средством влечет ответственность.

В Российской Федерации управление транспортным средством в состоянии опьянения влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 12.8 ч.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В соответствии со ст. 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях, медицинское освидетельствование на состояние опьянения лиц, управляющих транспортными средствами, и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством РФ.

Основная проблема судебной практики при разрешении дел указанной категории, по нашему мнению, заключается в том, что ни «Правила медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов» , ни «Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» , ни иные федеральные нормативно-правовые акты не устанавливают минимально допустимый уровень содержания алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе. Исключение составляют случаи, когда «из-за тяжести состояния освидетельствуемого клинических признаков опьянения выявить не удается», тогда, при концентрации алкоголя в крови 0,5 и более промилле, допускается вынесение заключения о наличии алкогольного опьянения на основании результатов лабораторного исследования крови методами аналитической диагностики.

Изучение и анализ материалов дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 КоАП РФ, находившихся в производстве судов Московской области в 2004-2005 г.г., позволяют сделать вывод, что случаи, когда содержание алкоголя в крови определялось методами лабораторного исследования и заключение выносилось по установленной концентрации алкоголя в крови, в судебной практике не встречаются либо встречаются крайне редко. Это свидетельствует о том, что действующее законодательство допускает возможность вынесения медицинских заключений о состоянии алкогольного опьянения лиц, управляющих транспортными средствами, при отсутствии законодательно установленных норм минимально допустимого содержания алкоголя в крови и биологических средах. Необходимо подчеркнуть, что при проведении медицинского освидетельствования водителей, подозреваемых в управлении транспортными средствами в состоянии опьянения, и решении вопроса о наличии либо отсутствии у них алкогольного опьянения подлежат применению только «Правила медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов» , а так же изданная на их основе «Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством».

В системе нормативных актов РФ, устанавливающих порядок медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения до недавнего времени действовали и частично продолжают действовать: Временная инструкция Минздрава СССР от 01.09.1988г. N 06-14/33-14 "О порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения", Методические указания Минздрава СССР от 02.09.1988г. N 06-14/33-14 "Медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения" , Инструкция о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы.

Данные акты не применяются при проведении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения лиц, управляющих транспортными средствами. Вместе с тем, практическое значение указанных документов Минздрава СССР заключается в том, что в них более подробно нашли свое отражение «пороговые» значения содержания алкоголя в крови и иных биологических средах, указано соответствие количественных характеристик содержания алкоголя в организме освидетельствуемого различным степеням опьянения. Для судебной практики по административным делам рассматриваемой категории, значение указанных нормативных актов заключается, прежде всего, в том, что они обращают внимание на существование такого фактора, как содержание эндогенного алкоголя в крови (находится в пределах от 0,008-0,4 град/оо (промилле)), и биологических жидкостях (максимальный уровень эндогенного алкоголя в биологических жидкостях принято считать 0,3-0,4 град/оо (промилле)).

С учетом погрешностей методов исследования, ошибок при проведении исследования, в методических указаниях Минздрава СССР от 02.09.1988г. N 06-14/33-14 сформулирован вывод, что обнаружение алкоголя в биологических средах в концентрации ниже 0,3 град/оо (промилле) не может достоверно свидетельствовать о факте употребления алкоголя.

Не меньший интерес для практики представляет Инструкция о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы. Указанная Инструкция позволяет по результатам медицинского освидетельствования делать заключение об отсутствии признаков опьянения при содержании алкоголя в биологических средах в пределах от 0,022 до 1 град/оо (в выдыхаемом воздухе до 450 мг/м3) и утверждать о наличии у освидетельствуемого алкогольного опьянения только при содержании алкоголя в биологических средах свыше 1 град/оо (промилле).

Необходимо еще раз заметить, что указанные нормативные акты не применяются в настоящее время при проведении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения лиц, управляющих транспортными средствами.

На практике это означает, что при отсутствии законодательно установленного минимально допустимого уровня содержания алкоголя в крови и иных биологических средах, врач-специалист медицинского учреждения, проводящий медицинское освидетельствование водителей транспортных средств на основе «Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством», не связан при вынесении заключения необходимостью установить количественное (минимально допустимое) содержание алкоголя в крови и иных биологических средах освидетельствуемого и, с юридической точки зрения, может вынести заключение об алкогольном опьянении при любом содержании алкоголя у освидетельствуемого, превышающем нулевое значение. Это свидетельствует о наличии у лица, проводящего освидетельствование на состояние опьянения, дискреционных полномочий, т.е. возможности выносить заключения на основании собственного усмотрения, не основанного на правовых нормах.

В то же время лица, проходящие медицинское освидетельствование для установления алкогольного опьянения, по другому поводу (не связанному с управлением транспортным средством) могут быть признаны не имеющими признаков алкогольного опьянения при содержании алкоголя в биологических средах до 1% (промилле).

С учетом вышесказанного, можно сделать вывод, что в нормативных актах, устанавливающих порядок медицинского освидетельствования для установления алкогольного опьянения на территории РФ, установлены противоречивые нормы минимально допустимого содержания алкоголя в биологических средах, а положения, действующей в настоящее время «Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством», вообще не устанавливают минимально допустимого уровня содержания алкоголя в крови и иных биологических средах, несмотря на то, что содержание эндогенного алкоголя в крови может достигать значения 0,4% (промилле).

Ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения предусматривает достаточно суровое наказание, влекущее существенное ограничение прав человека. При таких обстоятельствах, заключение врача-специалиста о наличии опьянения освидетельствуемого, не основанное на объективных, законодательно установленных нормах, по своей сути представляет оценочное суждение, которое, тем не менее, является основанием для вынесения судом решения о привлечении лица, в отношении которого вынесено указанное заключение, к административной ответственности.

В рассматриваемом случае речь идет не просто о пробеле и противоречиях в законодательстве. По нашему мнению, неопределенность правовых норм, неполнота и несовершенство законодательного регулирования данных правоотношений с участием государства и частных субъектов права, свидетельствуют о необоснованном ограничении прав человека, нарушении принципа баланса частных и публичных интересов, а также конституционного принципа равенства всех без исключения перед законом и судом.

Принимая во внимание практику Европейского суда и, отмечая нарушение принципа обеспечения (сочетания) баланса интересов, можно сделать вывод, что в рассматриваемом случае не соблюден «критерий законности», который предполагает необходимость законодательного установления и формулирования правил, не допускающих злоупотребления правом; определенных, устойчивых и прогнозируемых отношений публичной власти и частных лиц. Смысл «критерия законности» заключается в том, что любое вмешательство государства в права частных лиц должно осуществляться на основании закона (а не в силу дискреционных полномочий) и на условиях предусмотренных законом, что предполагает доступность и публичность правовой информации, определенность, непротиворечивость, стабильность правовых норм. При этом запреты должны быть четко выражены в нормах права, выводить эти запреты через толкование норм принципиально неверно.

Правовые позиции, сформированные практикой Европейского суда при разрешении вопроса о правомерности предусмотренного законом вмешательства в осуществление прав частных лиц, требуют от законодателя, чтобы право было в адекватной мере доступным; граждане должны иметь соответствующую обстоятельствам возможность ориентироваться в том, какие правовые нормы применяются к данному случаю; норма не может считаться "законом", если она не сформулирована с достаточной степенью точности, позволяющей сообразовывать с ней свое поведение.

В интересах соблюдения правовой определенности и обеспечения правосудия, допускающего весьма серьезное вмешательство государства в осуществление личных прав, только законодательная власть может определять, какие правонарушения и при каких условиях должны быть наказуемыми.

Отсутствие указания в законе или ином нормативном акте достаточно ясного способа осуществления дискреционных полномочий не позволяет человеку обеспечить адекватную защиту от произвольного вмешательства властей.

В свою очередь, Конституционный суд РФ, формулируя свое мнение по данному вопросу, подчеркнул: «чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма права должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения».

Указанная правовая позиция Конституционного Суда РФ имеет значение для деятельности государственных органов и их должностных лиц по охране общественных и государственных интересов, поскольку в соответствии с ней они могут действовать только в рамках прямых предписаний закона, не допускающих неоднозначного, противоречивого и двусмысленного толкования.

Отсутствие сформулированных в российском законодательстве минимальных значений допустимого содержания алкоголя в организме человека свидетельствует о том, что, принимающие решение о состоянии опьянения лица, органы (врач-специалист медицинского учреждения, суд) не связаны какими-либо общими нормами права. Произвольное принятие решения, без соблюдения законодательно установленных условий, отсутствие процедуры проверки обоснованности и оспаривания вынесенного заключения, ставит субъективное право частного лица в зависимость от усмотрения лица, проводящего освидетельствование, что свидетельствует о дискреционном характере государственного вмешательства, не соответствующего критериям допустимого вмешательства государства в осуществление частных прав.

Для разрешения сложившейся ситуации, позволим себе определить ряд мер, направленных на устранение нарушений справедливого баланса частных и публичных интересов, применительно к рассмотренной проблеме:

во-первых, необходимо привести национальное законодательство в соответствие с требованиями Конвенции о дорожном движении и установить минимально допустимое содержание алкоголя в крови и иных биологических средах, при котором допускается управление транспортными средствами;

во-вторых, процедура и методики медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, должны быть установлены единым на всей территории РФ нормативным актом, независимо от целей такого освидетельствования, и предусматривать возможность повторной проверки правильности произведенного освидетельствования и обоснованности вынесенного заключения;

в-третьих, при установлении процедуры освидетельствования, его методик, а также медицинских критериев наличия состояния опьянения освидетельствуемого должны быть законодательно устранены причины субъективного характера, влияющие на объективность исследования, как путем тщательной регламентации процедуры освидетельствования, так и путем максимального использования технических средств индикации и измерения, установления минимально допустимого содержания алкоголя в крови, воздухе и всех видах биологических сред, подвергаемых исследованию в медицинских учреждениях с учетом погрешностей технических средств, применяемых при освидетельствовании;

в-четвертых, нормативный акт, устанавливающий порядок медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, должен предусматривать возможность обжалования законности и обоснованности вынесенного заключения.

До устранения выявленных практикой неопределенности и несовершенства правовых норм, суды РФ при разрешении дел указанной категории должны руководствоваться общеправовыми и международными принципами презумпции невиновности, равенства всех без исключения перед законом и судом, а также применять действующее законодательство в его взаимосвязи с международными нормами права, толкуя любые неопределенность, противоречивость и несовершенство правовых норм в пользу частных субъектов права.





в начало

при использовании информации - ссылка на сайт www.samoupravlenie.ru - обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100 Рейтинг@Mail.ru